КТО ТАКОЙ ПРОДЮСЕР В РОССИЙСКОМ КИНО И ЧЕМ ОН РИСКУЕТ?

КТО ТАКОЙ ПРОДЮСЕР В РОССИЙСКОМ КИНО И ЧЕМ ОН РИСКУЕТ?

 

 

 

 

 

Важно не только написать сценарий, снять картину, но и спродюсировать ее. Продюсер - человек, который принимает осмысленное решение, стоит или не стоит запускать фильм в производство. А потом он знает и понимает, как донести до зрителя то, что получилось. Что это такое быть продюсером мы поговорили с Натальей Ивановой, продюсером фильма «Тэли и Толи», заявленного в конкурсной программе.

Дебют в большом кино у меня  состоялся в 2004 году, когда Вера Глаголева уговорила меня стать продюсером картины "Заказ". С тех пор прошло 12 лет, как я продюсисерую игровые фильмы. С Верой Глаголевой мы сделали три картины - "Заказ", "Одна война" и "Две женщины". Есть люди, которые до сих пор считают Веру актрисой, но для меня это режиссер. Возможно, она и актриса, но прошлого века. Сейчас мы на пороге создания фильма драмы, даже остро социальной драмы, и уже получили поддержку Министерства культуры. Рабочее название "Глиняная яма". И мне кажется, что это очень важная и нужная тема сегодняшнего дня. Остальное в секрете. В октябре создание фильма вступит в активную фазу.

На круглом столе Даниила Дондурея звучала мысль о том, что увидеть росссийское кино на большом экране зрители могут только во время фестивалей. В чем вы видите причину такого положения российского кино? Или может быть Вы, наоборот, не согласны с такой позицией?

Я согласна. Это огромная, большая, серьезная проблема.  Министерство культуры вроде про нее знает, но не всегда получается выстроить диалог. Я считаю, что таких площадок как вчерашний круглый стол должно быть больше, чтобы мы могли вести двусторонний диалог и обсуждать злободневные вопросы, например, за последний год во много раз увеличилось количество разной финансовой отчетности: для Фонда кино один вариант, а для Минкульта другой. У нас существует какая-то разобщенность.  А съемка и продакшен фильма - это большая и кропотливая работа.

Я не говорю, что на Министерство культуры нами совсем не занимается. Они вроде и стараются, но с другой стороны, я думаю, что им нужна и наша поддержка. Вот эти самые голоса снизу.  Потому что мы на свом пути все это проходим.

А у режиссеров и продюсеров современного российского кино есть желание дальше двигать, развивать и выходить на зрителей?

Конечно, есть! У нас ведь до сих пор и ВГИК, и Высшие режиссерские курсы, и ГИТИС, и еще 32 киношколы, которые находятся в Москве. А сколько их по стране? И все ежегодно выпускают и актеров, и режиссеров, и продюсеров. Армия бесконечно пополняется. Им необходимо работать и устраиваться в жизни.

Моя задача как продюсера - подготовить и сделать фильм. Возможно, отчасти подготовить его к прокату. Кроме того, нам необходимо сдать материал в кинофонд и оцифровать. Это отдельная большая часть работа. Все материальные затраты лежат на нас. Дальше есть посредник между нами и кинотеатрами - это дистрибьютор. Без него сегодня сложно обойтись. Я знаю некоторые фильмы и продюсеров, которые продвигаюи созданные фильмы методом "самоката": они сами идут по кинотеатрам, на рынки и предлагают готовую картину. Это тоже выход, но на это нужно время. Хочется, чтобы этим занимался кто-то другой.

Когда мы выпустили фильм "Одна война", в России найти дистрибьютора не смогли. Когда была готова картина "Две женщины", ситуация повторилась. Тургеневскую классику, которую оценили в Лондоне, - Англия оценила, - а в России мы не нашли прокатчика! Нас взяла международный дистрибьютор "Paradise", но можно сказать, что мы навязались. Казалось бы, это классика, это ко-продукция, в картине играет мировая звезда Рей Файз, блистательный состав российских артистов, режиссер, предыдущий фильм которого завоевал 37 международных наград… Что еще, какой еще надо сделать продукт, чтобы тебя взяли в прокат?

Вот на Западе главное условие перед тем, как ты начинаешь делать проект, чтобы его взял прокатчик.  Если нет прокатчика, ты не сделаешь фильм, потому как еще на стадии мысли он оценивает экономическую выгоду и затраты на продвижение. Прокатчик вкладывает деньги в проект. Минимально, но вкладывает. А у нас всем рискует продюсер.

У нас к дистрибьютору нужно идти с деньгами. Разговор начинается с вопроса: «Сколько вы принесете денег на прокат, на рекламу?» У него бизнес-составляющая. Дело в том, что деньги на продвижение фильма, рекламу, поиграфию и прочее прокатчик тратит свои. Эти затраты потом вычитает из той кассы, которую получит фильм. Естественно, что владельцы кинозалов боятся, что затрачеенные деньги не будут возвращены. Но, радует, что есть исключения.

Есть ли какие-то пути или механизмы, чтобы эту ситуацию координально поменять?

Я не вижу и не знаю таких целительных рецептов, чтобы взять и сразу все поменять.  Кино – это тоже часть экономики страны. Кинобизнес - это серьезнейшая вещь, это дорогое производство. Если посчитать затраты на съёмочный процесс, оцифровку, постпродакшен, перенос фильма на пленку,… то минимальная картина большого экрана стоит порядка полутора миллиона долларов.

Кроме того, кинопродюсеры мечтают о возможности свободных денег. Это нормальное ведение бизнеса. Ты знаешь, что  можешь взять кредит и вернуть инвестиции. Но, к сожалению, такой возможности у русских продюсеров нет. А брать деньги под 25%? Они никогда не вернутся!

Чем отличается фестивальный зритель и тот, который ходит в кинотеатры?

На фестивале зритель – это отдельная категория: он с удовольствием идет на российское кино.  А вот зритель в кинопропрокате, главный кто несет деньги в кассы - это юный зритель с родителями, потому что сегодня кассовые сборы с делаются на мультфильмах. Следующий пласт 14-18 лет, который ходит на американские фильмы и российский экшен. А зритель кинофестивалей – это люди, которые смотрят авторское арт-хаусное кино. Создавать такой кинотеатр, на мой взгляд, бессмысленно - он будет дотационным.

Получается, что российское кино в прокате не жизнеспособно?

К сожалению, ситуация такая. И обвинять только продюсеров в этом не правильно. Это глобальная проблема российской киноиндустрии. Сегодня большинство кинотеатров по стране - это сети.  Экономика, жесткая рыночная экономика. И это отражается на российском кино.

Многие говорят, что искусство должно быть независимым. Это все просто слова?

Искусство стоит денег. Вот живопись может быть независимой. И то, чтобы нарисовать картину  надо купить холст и краски. К сожалению, создание кино или спектакля очень дорогостоящий процесс, многие театры дотационные.

Какие составляющие должны быть у современной картины, чтобы ее назвали хорошей? И взяли ее в прокат?

Я уже перестала задумываться над этим. Что сделать такого, чтобы понравиться дистрибьютору или зрителю. Сегодня я знаю, что у нас с Верой есть деньги на создание новой картины и материал, в который мы влюблены. И мы уверены, что если мы беремся за создание фильма, то найдется прослойка людей, которым понравится фильм, а мы будем влюблены в эту картину. Это главный принцип работы над картиной!