Премьера фильма "Его дочь"

<br/><br/>Премьера фильма

 

 

23 сентября в Большом зале "Дома Кино" состоялся премьерный показ фильма "Его дочь" режиссёра Татьяны Эверстовой. Фильм был удостоен гран-при престижного российского фестиваля "Окно в Европу".

 

Екатеринбуржцы тоже не обделили картину вниманием: зал был полон желающих посмотреть на жизнь якутской девочки. 

После премьеры Татьяна Эверстова рассказала о преодолении языкового барьера, о работе с детьми и о планах на будущее.

- Как Вы ломали языковой барьер во время съемок?

- Это было очень сложно. У меня было два переводчика: две якутские девочки, которые учились во Франции. Но когда складывались сложные ситуации, а я начинала ругаться, мне кажется, они все своим переводом сглаживали. Я просила их воспроизводить дословно, не смягчать, чтобы все звучало именно так, как я говорю. Вообще было непросто: в команде участвовали якуты, французы, русские.

- Насколько сложно было работать с актрисой первого плана?

- Девочка очаровательная и очень талантливая, но с детьми и животными сложно работать. Тем более, у меня это первый фильм..., Наверное, только по глупости взялась снимать и тех, и других разом (Смеется). Очень долго хотели снять курочек, они не подпускали к себе, убегали, как только видели камеры. Сложно было и с теленком с коровой: они выходили то слишком быстро, то слишком медленно, - приходилось переснимать. Девочка замечательно справлялась. Когда она все хорошо делала, а взрослые ошибались, ужасно расстраивалась: она хотела отсняться и бежать играть, а из-за ошибок взрослых приходилось делать второй дубль. Постоянно нужно было с ней поддерживать контакт. Мне ругать девочку было нельзя. Но как добиться того, чтобы она меня слушалась, все выполняла? В этом мне очень помогла ее тетя. Она ее настраивала на нужное настроение. Но когда девочка смеялась и никак не хотела плакать, как того требовал сценарий, я давила на всю съемочную группу, чтобы она поняла, что я сердитая сегодня (Смеется). Девочка очень чувствительная.

- "Его дочь" - фильм на оригинальном языке с русскими субтитрами. Это умышленный авторский ход?

- Дубляж бы все убил. Я хотела показать, что якутский язык звучит как песня, хотела, чтобы зритель это прочувствовал. Интонации женщины, закадровой рассказчицы...Это нельзя заменить. Да и девочка с якутским лицом, говорящая на русском языке, смотрелась бы странно. Именно национальная фишка, черта… красота звуков, языка - умерли бы, я думаю, если бы мы переозвучили.

- Вы говорили, что хотели снять полнометражный фильм, теперь эта мечта сбылась, причем принесла вам огромный успех в виде гран-при фестиваля "Окно в Европу". О чем вы мечтаете теперь?

- Ну, сейчас я хочу снять более коммерческий фильм после этого, бесспорно, фестивального. Это нужно, чтобы профинансировать другие работы. "Его дочь" - это детство, а дальше хочу визуализировать юность... Как у Окуджавы: девочка плачет, шарик летит; девушка плачет, шарик летит; потом женщина будет плакать, но шарик все равно будет лететь (Смеется). А когда старуха будет плакать, тут-то всё, закончится эта эпопея.

- Как бы Вы сформулировали главный посыл фильма для тех, кто его посмотреть не смог?

- Фильм подходит и для детей, которые будут следить за счастьем маленькой героини, и для взрослых, которые будут слушать рассказ взрослой женщины. Она вспоминает все, что потеряла и смотрит на это с великой любовью. У любви вообще свой темп и ритм. Мне говорили, что фильм слишком медленный. Но ведь когда смотришь на то, что любишь, разглядываешь все до малейших деталей, делаешь это размеренно. Вот так и женщина говорит наблюдателям о своей любви.   

Напоминаем, что фильм "Его дочь" входит в конкурсную программу Первого Уральского открытого фестиваля Российского кино.