Мне говорили, что фильм хорош, но это большой недостаток для проката.

Мне говорили, что фильм хорош, но это большой недостаток для проката.

 

Владимир Хотиненко, режиссер фильма «Наследники»

Мы многое знаем о режиссере Владимире Хотиненко: он снял целый ряд знаменательных кинокартин для российского кинематографа, сыграл важную роль в истории Свердловской киностудии и заслужил немалое количество почетных наград и званий. В нашем интервью мы будто отматываем пленку назад, заново переживая с Владимиром Ивановичем момент рассвета его карьеры, который проходил в городе, где сейчас  проводится Первый Уральский открытый фестиваль российского кино. Режиссер рассказал нам о волшебном времени своей жизни и поделился информацией о своем новом фильме «Наследники», который входит в конкурсную программу фестиваля.

- В чем, по вашему мнению, особенность именно Первого Уральского открытого фестиваля российского кино?

До конца это будет понятно, когда фестиваль пройдет уже во второй, в третий раз. Сейчас он состоялся благодаря титаническим усилиям – в частности, Валерия Кичина. Мне понравилось, что программа фестиваля обширна, здесь есть даже так называемый «Дубль два». Это шанс донести наше кино до зрителя, если до этого не было подобной возможности. Здешний зритель воспитывается, к нему возвращается любовь к кино.

- Вы приехали в Екатеринбург, чтобы представить свой фильм «Наследники». Скажите, изначально были ли другие варианты названия этого фильма?

Изначально проект запускала другая студия, а фильм назывался «Сергий Радонежский», только вот компьютер не знал имя «Сергий», поэтому автокорректировка исправила все на «Сергей». Так мы и сохранили все документы, отправили всюду, лишь позже заметив, что наш фильм называется «Сергей Радонежский». Это было тревожным предзнаменованием.

- Чем лично для Вас важен Сергий Радонежский? Что Вас связывает с этим персонажем?

Так часто случается, что пока не начнешь кропотливую работу над образом героя, можешь почти и не знать о нем в повседневной жизни. Когда я снимал по Достоевскому, да, я знал, что был такой-то великий, написал такие-то книги, но пока не начал заниматься этим персонажем, естественно, так хорошо его не чувствовал. Однажды я сказал: «Слава тебе, господи, что я узнал Федора Михайловича!». Та же история произошла и с Сергием Радонежским. Мне было известно о его существовании, но этих знаний было мало. Лишь после его долгого изучения понимаешь, что начинаешь проживать какие-то конкретные моменты вместе с ним.  Сергий Радонежский для меня теперь близок.

В какой-то момент мне стало интересно, а что от него осталось, какая память, что же дошло до современников? Ведь он же покровитель земли русской, обладает чем-то поистине невероятным. У меня складывались тревожные ощущения, что пройдет юбилей и все, дальше все вновь все забудут, все потеряет свою значимость. К сожалению, какие-то мысли оправдались.

Если говорить о фильме в целом, то его дорога началась за границей. Мне говорили, что фильм хорош, но это большой недостаток для проката (смеется). Случалось и так, что мне чудным образом отказали в телевизионном показе, потом передумали. Фильм получил много наград. А самое главное, что фильм есть, а мог бы не быть.

- Что Вас зацепило в судьбе этого человека?

Если честно, вообще все! И когда человек может 300 км пройти лишь потому, что монах не должен ездить верхом. И то, как он улаживал дела и конфликты, разговаривал с князьями, так тихо и даже таинственно, всех благословлял. Его влияние было невероятным. Неизвестно, куда повернулась бы история России, если из нее исключить Сергия Радонежского. В моем фильме он не появляется, но от этого становится более человечным. В картине он присутствует как образ, как свет.

- Вы привезли свой фильм на фестиваль. Как Вы считаете, какова значимость  провинциального фестиваля?

На самом деле – огромная. Любые фестивали настроены на то, чтобы донести кинокартину до зрителя, а иначе кино не дойдет ни до кого. Здесь главное, чтобы была структура, чтобы мы смогли сохранить огонь нашего кинематографа даже спустя долгие и долгие годы.

- Вы слышали что фильм «Мать» (1989) Глеба Панфилова на нашем фестивале  имела огромный успех? Возник вопрос: фильмы, которые не дошли до широкого зрителя, есть ли у них есть шанс на вторую жизнь?

Конечно, есть. Таких примеров превеликое множество. В частности, такой фестиваль, как этот, дает шанс сделать еще одну попытку. Это не означает, что все фильмы будут обречены на успех, но иногда кому-то стоит дать шанс.

Евгения Попел, Анна Ягода, пресс-центр Уральского кинофестиваля